Владимир ЕГОРОВ: "Чего изволите" — в прошлом"

— Как Вы оцениваете деятельность городского Совета нового созыва?

— В основном положительно. У нас нет "чего изволите". Идеи рождаются в спорах, много вносится поправок, но всё решается голосованием. Налаживается процесс договорённостей, урегулирования отношений. Подход один: как будет лучше для горожан, а не как нужно в чьих-то интересах. Мы действительно пытаемся сделать всё именно в интересах краснояр-цев. С первого захода с поправками утвердили бюджет. Если оценивать работу в целом, то получается плодотворно. Показатель, например, то, что у нас заполня-емость сессий почти 100-процентная. Это понимание важности рассматриваемых вопросов и значимости своего голоса.

— Есть ли в парламенте противостояние по партийному признаку? И не мешает ли это работе?

— Самое интересное то, что представители разных фракций, несмотря на разницу во взглядах, в итоге приходят к консенсусу, по каким бы основаниям ни шло противостояние. Ведь все мы — жители одного города, и все мы знаем проблемы Красноярска. Могут быть разные варианты решений, и это обсуждается. Конечно, есть и примеры политиканства. Но в большинстве своём депутаты прежде всего ориентируются на интересы красноярцев — тех избирателей, которые направили их в городской Совет.

— Какие первоочередные задачи стоят перед городским парламентом, и в каких отраслях надо в первую очередь навести порядок?

— Первым и главным приоритетом для депутатов является экономика. Город у нас не бедный, и бюджет очень хороший по сравнению с Томском или Кемерово. Но мы до конца не используем все имеющиеся резервы. Когда мы принимали бюджет, то дали что-то вроде бюджетного поручения: увеличить плату за павильоны, которая составляет семь рублей за квадратный метр. По большому счёту, сегодня они в десятки раз больше платят надзорным органам, чем в бюджет. Я выступаю за то, чтобы узаконить павильоны и сделать размер арендной платы за квадратный метр 60—70 рублей, таким образом мы получим миллиард, а возможно, и полтора миллиарда прибавки в городскую казну. И эти средства можно направить на те же новые детские сады.

Второе направление — навести порядок с общественным транспортом. Надо понять, что для нас является основным приоритетом: развитие муниципального или же частного транспорта. Пока в данной сфере довольно много проблем. Маршруты пересекаются друг с другом, все обгоняют, из-за чего возникают пробки, аварии. А ведь это та сфера, где должны работать только надёжные, опытные компании. Пусть их будет три, четыре, главное — чтобы они действительно соблюдали правила. И ещё один момент: у нас сегодня дотации из бюджета на транспорт составляют порядка 680 миллионов рублей. В доле перевозок муниципальный транспорт занимает 35 процентов, коммерческий — 65 процентов. При этом дотации для коммерческого транспорта — 70 миллионов, муниципального — более 600. Почему? Возможно, потому что раздуты штаты. Надо приходить к единому подходу в решении транспортной проблемы. Если нужны сквозные билеты, то давайте делать сквозные билеты, как это делают в других странах, городах.

Третий вопрос, который, на мой взгляд, необходимо решить в ближайшее время, — очень серьёзный. Город даёт дотации на общежития: около 200 миллионов. Зачем? Большинство комнат там приватизированы, в них числится, но не проживает так много нелегалов, что и не сосчитаешь. И ни для кого не секрет, что прописаны они за деньги. Так если все комнаты приватизированы, то либо содержите и общее имущество, ремонтируйте его за свой счёт, либо деприватизируйте. Пусть тогда все общежития будут муниципальными и с полным правом получают дотации. Нам возражают — мол, у нас же там живут медсёстры, нянечки. Так давайте будем давать средства больницам и поликлиникам, которые и станут платить за проживание своего персонала. Общежития — это жилой фонд, и я не понимаю, как он вообще может быть убыточным.

Наконец, не менее важным направлением работы всей муниципальной власти сегодня является создание генплана города. У нас очень много нареканий по действующему документу. Необходимо промониторить транспортную схему, с учётом этого принимать решения по дальнейшей застройке города. Надо уходить от точечной застройки — и это тоже зависит от того, каким будет новый генплан. Надо срочно решать вопрос с застройкой территории бывших предприятий — Сибстали и Сибтяжмаша. Заброшенные промышленные площадки — это рассадник наркомании, бомжатник. Говорят, чтобы строить, там надо менять грунты. Да нет проблемы, заменим. Но в любом случае новые жилые массивы лучше, чем разрушающиеся промышленные корпуса.

— В продолжение темы: как Вы оцениваете работу города по генплану?

— Положительно. Я сам строитель и понимаю, что городу необходимо развиваться. Очень важно, что разработкой этого документа занимаются не красноярские проектировщики. Объясню свою позицию: сегодня у местных специалистов нет единства в видении перспектив развития города. В отличие от представителей строительного комплекса, в котором действуют правила негласной дружбы. Крупные компании — их пять-шесть штук — с уважением относятся друг к другу. Мы всегда можем договориться о каких-то правилах игры. Наши архитекторы, к сожалению, этого сделать не могут. А по большому счёту, архитекторы стоят над строителями, от них зависит облик города. В точечных застройках упрекают строителей. Но давайте разберёмся — кто нашёл эти места и предложил их застройщикам? Отнюдь не мы. Мы строим на тех площадях, которые нам дали. Ведь как иногда получается: нашли место, продали на торгах за бешеные деньги. А когда предприятие пытается строить, выясняется, что по разным нормам этого делать нельзя. В итоге строители уходят с площадки, а город возвращает деньги, полученные на аукционе. К сожалению, приходится признать, что в среде архитекторов города — конкуренция и невозможность договориться.

Поэтому то, что генпланом сегодня занимаются специалисты из Москвы и Санкт Петербурга, — положительный момент. Тем более что эти архитекторы уже имеют внушительный опыт, проектировали не один город.

— А что Вы думаете по поводу градостроительной политики в городе?

— В преддверии генплана города мы готовим доработки к правилам застройки. Да, надо сносить Николаевку. Но кто сегодня пойдёт туда, если по нашим нормативам коэффициент застройки 0,11 — то есть новостройки должны занимать не более 11 процентов выделенной территории. В этих условиях работать абсолютно невыгодно. Между тем уже давно есть рекомендации Госстроя России — коэффициент 0,4 на пустых территориях, 0,6 на застроенных.

Разумеется, увеличение коэффициента застройки вовсе не означает, что мы заставим всю площадь домами, так что из окна одного можно будет видеть, что делается в квартире другого. В каждом микрорайоне должны быть рекреационные зоны. Городу необходимы скверы и парки, и строители вносят в это свой вклад. Например, компания, в которой работаю я, создала сквер Строителей.

— Тем не менее многие красноярцы говорят о том, что городу не хватает зелёных насаждений. И, думаю, с этим трудно спорить...

— Согласен, работы на этом фронте хватает. Сегодня надо обустраивать парк на острове Татышев. Надо закладывать парк в микрорайоне Солнечный, у которого с одной стороны — Бадалык, с другой — поля, с третьей — дачи. Там надо делать нормальную зелёную зону. И это также требует усилий, в том числе и проектировщиков, и самих жителей. У нас, к примеру, есть программа "Миллионному городу — миллион деревьев". Я посчитал, сколько это будет стоить, вышло шесть — восемь миллиардов рублей. Но ведь эти затраты можно уменьшить. Привезите деревья, чтобы люди сами посадили их в своих дворах. Конечно, сегодня многие горожане считают, что это кто-то должен делать за них. Но, поверьте, если это сделают сами жители своими руками, то толку будет куда больше.

Вячеслав ЗАСЫПКИН